Апр 08 2003

ПЕРСПЕКТИВЫ ГАРМОНИЗАЦИИ УКРАИНСКОГО

Опубликовано в 23:50 в категории Туризм

ПЕРСПЕКТИВЫ ГАРМОНИЗАЦИИ УКРАИНСКОГО

ПРИРОДООХРАННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

К МЕЖДУНАРОДНЫМ СТАНДАРТАМ

ДЛЯ РАЗВИТИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ТУРИЗМА

Г.Г. Миничева

Одесский Филиал Института биологии южных морей НАН Украины,

кафедра экологического права Одесского Государственного

Экологического Университета, Украина

THE HARMONIZATION PERSPECTIVES

OF UKRAINIAN PROTECTED AREA LEGISLATION

TO INTERNATIONAL STANDARD FOR ECOLOGICAL TRUISM

G.G. Minicheva

Odessa Branch Institute of Biology of Southern Seas NAS of Ukraine,

Chair of Environmental Low of Odessa Government Ecological University, Odessa, Ukraine

The protected areas categories by IUCN and the protected areas categories by Ukrainian legislation compared. The big potential of harmonization of the Ukrainian protected area legislation to international standard is pass from ideology “the strictly protection” to one “the people and nature together” including development of ecological tourism as effective economical tool.

Одним из обязательных условий развития в стране экологического туризма, является наличие природных объектов, территорий, ландшафтных и биосферных комплексов, представляющих высокую эстетическую, рекреационную и информационно-познавательную ценность. В связи с этим государственная природоохранная политика, а также стратегия формирования и расширения природно-заповедного фонда самым тесным образом связаны с развитием экологического туризма, как одним из действенных и эффективных экономических инструментов сохранения биологического, ландшафтного и экосистемного разнообразия.

Большая часть действующей в настоящее время законодательной природоохранной базы Украины была сформирована в первые годы независимости 90-х годов. Основные Законы "Про охрану окружающей среды"[1], "Про природно-заповедный фонд Украины" [2] определили природоохранную политику государства. Основой для них послужила предыдущая законодательная база Советского Союза, а также новые объективные реалии молодого государства. Закономерно, что в Законе "Про природно-заповедный фонд Украины" были закреплены идеологические элементы классической школы "строгой охраны", которая в свое время, внесла неоценимый вклад в сохранение природного наследства на всей территории бывшего Советского Союза.

Членство Украины в Европейском Совете и последовательная интеграция в Европейский Союз затронули все области государственной деятельности, в том числе, и природоохранную политику. Ратификация Украиной в 1994 году Конвенции по охране биологического разнообразия [3], стала важным моментом подключения Украины к современным международным природоохранным процессам. Развитие и применение на государственном уровне принципов Пан европейской Стратегии биологического и ландшафтного разнообразия [4] и Пан европейской экологической сети [5], привели к разработке общегосударственной Программы формирования национальной экологической сети Украины [6], которая стала документом определяющим политику в природно-заповедном деле на ближайшее десятилетие. В данной Программе нашла свое отражение современная европейская политика расширения охраняемых территорий, имеющих статус Национальных парков, в которых интенсивно развиваются различные виды рекреации и экологического туризма. В соответствии с Программой из одиннадцати существующих в Украине категорий природно-заповедного фонда, именно для Национальных природных парков, планируется наибольший процент увеличения площади. Площадь территорий Национальных природных парков Украины до 2015 года должна возрасти почти в четыре раза и реализовать такие серьезные планы, возможно, в первую очередь, за счет материальных поступлений от развития экологического туризма, а также других видов нормированной рекреации, которая допускается в зонах регулируемой и стационарной рекреации Национальных природных парков.

Однако, юридически закрепленные, явные достижения на пути интеграции Украины в новую международную природоохранную идеологию становятся недостаточными, с учетом быстро трансформирующихся взглядов теоретиков устойчивого использования природных ресурсов, и новой парадигмы охраняемых территорий. Сформулированная Бересфордом и Филипсом в 2000 году [7] данная парадигма предлагает 12 принципиальных позиций, которые радикально меняют взгляд на организацию и функционирование охраняемых территорией в 21-ом тысячелетии. В направлении от строгой охраны к управлению с учетом социальных и экономических задач; от противостояния людям, к учету интересов местного населения; от централизованного государственного управления к привлечению самых разнообразных партнеров. Одной из идей такой парадигмы является использование самоокупающихся экономических механизмов, включая и экологический туризм, которые не требуют государственного субсидирования и при этом стимулируют расширение территорий особого природоохранного статуса. При этом новое видение не уменьшает значение строго охраняемых территорий – "ядер" сохранившегося высокого биологического разнообразия, которые должны быть помещены в центр обширных территорий устойчивого использования природных ресурсов.

В 1994 году, в рамках Международного Союза Охраны Природы (IUCN) была принята новая классификация охраняемых территорий, которая содержит семь категорий [8]. Необходимо отметить, что четыре из семи категорий IUCN (II National Park, IV Habitat/Species Management Area, V Protected Landscape/Seascape, VI Managed Resource Protected Area) в свое функциональное назначение, наряду с охраной, включают и устойчивое использование природных ресурсов. Из всех международных категорий мировым лидером по величине занимаемых территорий сегодня является Национальный парк, отличительной чертой которого является интенсивное развитие экологического туризма [9].

Сравнительный анализ соответствия международных и украинских природоохранных категорий демонстрирует возможности дальнейшей гармонизации, как идеологии, так и законодательной базы заповедного дела Украины. Из семи существующих в Украине категорий для природных объектов и территорий – пять по своему функциональному назначению близко соответствуют категориям международной системы (табл.). Но при этом для IV,V и VI категорий, которые в наибольшей степени отражают новые идеологические веяние международной природоохранной политики: "люди и природа – вместе", не существует аналогов в украинском законодательстве. Оставшиеся за рамками данного анализа две украинские природоохранные категории – "заказники" и "заповедные урочища", из-за отсутствия реальной системы управления, в настоящее время выполняют лишь роль сходную с резервированными территориями, которые ожидают своего включения в устойчивый менеджмент природной среды.

Таблица. Соответствие международных и украинских природоохранных категорий

Международные категории

(Guidelines for Protected Area Management Categories IUCN, 1994)

Украинские категории

(Закон Про природно-заповідний фонд України, 1992)

Ia Strict Natural Reserve

(Строгий природный заповедник)

Охрана в основном,

для научных целей.

Ib Wilderness Area

(Дикая местность)

Сохранение дикого состояния.

Природний заповідник

(Природный заповедник)

Строгая охрана, научные задачи,

государственное значение.

Біосферний заповідник

(Биосферный заповедник)

Охрана, научные задачи, мониторинг,

международное значение.

_

II National Park

(Национальный парк)

Сохранение экосистемы и

рекреация.

Національній природний парк

(Национальный природный парк)

Охрана, рекреация, научные задачи,

государственное значение.

Регіональний ландшафтний парк

(Региональный ландшафтный парк)

Охрана, рекреация, научные задачи,

региональное, местное значение.

III Natural Monument

(Памятник природы)

Сохранение специфических

природных условий.

Пам’ятка природи

(Памятник природы)

Сохранение в природном состоянии.

IV Habitat/Species Management Area

(Управляемые местообитания)

Сохранение с использованием

вмешательства.

_

V Protected Landscape/Seascape

(Охраняемые ландшафты)

Сохранение ландшафтов, рекреация.

_

VI Managed Resource Protected Area

(Охраняемая территория

регулируемого ресурса)

Менеджмент для устойчивого

использования природных ресурсов.

_

Еще одним большим резервом, как для развития украинского экологического туризма на черноморском побережье, так и для быстрейшего развития IV Прибрежно-морского природного коридора национальной экосети, является применение европейской практики комплексного управления береговыми зонами (ICZM) а также использование принципов создания охраняемых морских ландшафтов (V Protected Seascape). Параллельное и гармоничное развитие охраняемых территорий, экологического туризма, а так же других видов нормированной антропогенной деятельности на украинском морском побережье может быть стимулировано принятием Украиной, в соответствии с рекомендациями Европейского Союза о Модельном Законе устойчивого управления прибрежными зонами [10] национального Закона "Об устойчивом управлении Черноморско-Азовским побережьем".

Литература

1. Закон України Про охорону навколишнього природного середовища, від 25 червня 1991 року, №1264-XII.

2. Закон України Про природно заповідний фонд України, від 16 червня 1992 року, № 2456-XII.

3. Конвенція про охорону біологічного різноманіття, Ріо-де-Жанейро, 1992.

4. Пан-Європейська Стратегія біологічного та ландшафтного різноманіття, Софія, 1995.

5. Пан-Європейська екологічна мережа, Страсбург, 1997.

6. Закон України Про Загальнодержавну програму формування національної екологічної мережі України на 2000-2015 роки, від 21 вересня 2000 року № 1989-III.

7. Beresford M., Phillips A. Protected landscapes – a conservation model for the 21st century/ In The George Wright Forum, 2000, 17: 1.

8. Guidelines for Protected Area Management Categories IUCN, Gland Switzerland and Cambridge, 1994 UK.

9. Page R.R., Gilbert C.A. and Donald S.A. A Guide to Cultural Landscape Reports: Contents, Processes and Techniques/ US National Park Service, Washington DC, USA.

10. Model Law on sustainable zones and European Code of Conduct for Coastal Zones. Natural and environment, N 101, Council of Europe Publishing 2002.

Нет пока ответов

Комментарии закрыты.