Янв 05 2010

Саммит в Копенгагене, нужен ли он был сейчас?

В середине декабря 2009 года в Копенгагене проходил климатическая рамочная конференция ООН. Войдет ли это событие в глобальную историю нового мира? А если войдет, то, с какими масштабными действиями станет ассоциироваться прошедший климатический саммит? Но сил ли он только экологический характер? Актуально ли в данный момент решать экологические проблемы?

Еще до начала саммита, ему пророчили революционное значение, событие которое задало бы весь вектор человеческого развития на ближайшие десять-пятнадцать лет. Но ничего не произошло, это известно всем. Все аналитики данной сферы с уверенностью утверждают, что крупнейший экологический форум, на котором участвовало двадцать тысяч человек, а так же присутствовали 100 глав держав из 193 стран мира, завершился полнейшим провалом, по сути он не состоялся По сути заявление Барака Обамы о важном шаге, а так же подписание договоров между США, Индией, Китаем, ЮАР и Бразилией ничего не решает, так как контроль за снижением выбросов ни к чему не обязывает данные страны.

Конечно, нельзя сказать, что только из-за провала саммита он не попадет в анналы мировой истории. Конференция в Копенгагене конечно останется в памяти и в источниках, но этого ли ожидали от него жители планеты? Запуск воздушного шара, который не полетел. Вот вам публичный и латентный контексты нашей с вами реальности.

О чего нужно говорить в контексте реальности окончания 2009 года? В работе "2009 год – год непрочного мирового баланса или же год "знаменитого глобального перелома"?" было замечено, что саммит G-20, состоявшийся в начале сентября 2009 года в Питсбурге, сконцентрировался не на путях "преодоления результатов упадка", а на ядерных разработках Ирана. Это событие дало специалистам сделать вывод, что саммит в Питсбурге попытался "погасить" глобальный дискурс с именем "финансовый кризис". А основная задача саммита G-20 в Питсбурге – перецентровка мирового дискурса. Климатический саммит в Копенгагене так же как и конференция в Питсбурге был ориентирован на перецентровку всеобщего дискурса, хотя "дух мировой стагнации летала над столицей Дании".

Признаем, что контекст действительности во многом и предопределил полный провал климатического саммита. Для того, дабы удостовериться в данном, осмотрим, что конкретно пребывало в зените глобально экспертного и публичного общества со дня окончания саммита G-20 в Питсбурге до начала климатического саммита в Дании. Выделим 2 действия – трудности с инвестиционным "пузырем недвижимости" в Дубае и снижение кредитного рейтинга Греции. Признаем, что в центр социального внимания почти все попадает со значительной задержкой, если сравнивать с попаданием какого-нибудь действа во внимание экспертного внимания. Глобальное экспертное общество понимает о многом еще до того, как случится то, что вызовет живой энтузиазм у тех, кого принято именовать в Соединенные Штаты plain folks. В величайшей ступени данное относится к событиям в Дубае.

Два этих действия дали специалистам сделать вывод: упадок банковской сферы переходит в долговой упадок ряда суверенных стран. А из этого можно сделать вывод, что для широкого круга фаворитов суверенных стран, прибывших на климатический саммит в Копенгаген, тема парниковых выбросов и глобального потепления не настолько главна в сравнении с возможностью долгового упадка. Таким образом, тема преодоления результатов финансового кризиса из общественной масштабной повестки дня перешла в латентную. Но она негласно проявилась на климатическом саммите в Копенгагене. Для того, дабы убедится в этом, проанализируем историю экологического движения.

Нет пока ответов

Комментарии закрыты.