Июн 05 2003

Перспективы рыбохозяйственного использования шельфа острова Змеиный

Опубликовано в 18:47 в категории Проблемы Черного моря

ПЕРСПЕКТИВЫ РЫБОХОЗЯЙСТВЕННОГО

ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ШЕЛЬФА ОСТРОВА ЗМЕИНЫЙ

Бушуев С.Г., Снигирев С.М.

Одесский центр Южного научно-исследовательского

института морского рыбного хозяйства

и океанографии (ОдЦ ЮгНИРО)

Змеиный – единственный скальный остров в Черном море, достаточно далеко удаленный от берегов. Расположение на продуктивном северо-западном шельфе моря в зоне влияния крупнейшей европейской реки – Дуная – определяет его важное значение в экосистеме северо-западной части Черного моря (СЗЧМ), в том числе, в формировании рыбопродуктивности региона.

Во второй половине ХХ века в Черном море произошли существенные изменения величин и структуры запасов основных водных живых ресурсов (ВЖР), и, соответственно, объемов и структуры промысловых уловов и материально-технической базы рыбохозяйственной отрасли.

В 1950-х гг. среднегодовые уловы в Черном море колебались от 57 до 102 тыс. т (Моисеев, 1989; Расс, 1992). Рыбопродуктивность при этом составляла 1,4 – 2,5 кг/га и были в десятки раз ниже, чем в соседнем Азовском море. В структуре добычи преобладали ценные виды рыб придонного комплекса (осетровые, камбаловые, кефали, барабуля, бычки) и хищные рыбы (пеламида, скумбрия, луфарь, ставрида).

Северо-западный шельф в этот период являлся наиболее продуктивным районом моря. На долю СЗЧМ приходилась большая часть уловов придонных рыб, моллюсков (мидии, устрицы) и водорослей (филлофора, цистозира).

В 1960-80-е гг. общая экологическая ситуация в бассейне в результате антропогенного влияния значительно ухудшилась (рост загрязнения и эвтрофикация морских вод; периодическое образование обширных заморных зон на шельфе; изменение состава фито- и зоопланктона; нарушение общего баланса экосистемы – увеличение роли тупиковых форм консументов, в первую очередь желетелых организмов; снижение продукции кормового зоопланктона и ихтиопродукции). При этом наблюдался рост промысловых рыбных уловов, достигших в 1988 году абсолютного максимума – 1 млн. т. Он был обеспечен за счет преобладания в добыче мелких планктоноядных рыб (хамсы, шпрота, ставриды). Параллельно происходило резкое снижение численности и уловов рыб пелагических хищников и ряда демерсальных видов.

В конце 1980-х -1990-х гг. процесс деградации экосистемы моря усилился. Дальнейшие изменения общего баланса были связаны с непреднамеренным вселением и массовым развитием в бассейне гребневика Mnemiopsis leidyi. Произошло резкое падение численности кормового зоопланктона и рыб-планктофагов в начале 1990-х гг. и значительное уменьшение промысловых уловов рыбы по сравнению с уровнем 1980-х гг.

Падение промысловых уловов рыбы в северных районах моря можно было назвать катастрофическим. Гребневик не только подорвал кормовую базу рыб планктофагов, но и прямо способствовал снижению их численности, поедая икру и личинок (Расс, 1992). Наиболее негативное влияние гребневик оказал на численность хамсы, ставриды и азовской тюльки. Уловы черноморской хамсы всеми странами, достигшие в 1988 г. 473 тыс. т, в 1990 г. составили всего 95 тыс. т, а в 1991 г. снизились до 86 тыс. т. С 1992 г. после определенного сокращения пиковой численности гребневика запасы черноморской хамсы начали стабилизироваться, а уловы медленно расти, однако, преимущественно в турецких, а не северных водах (Чащин, 1997; Серобаба, 1999). Популяция ставриды до конца 1990-х гг. также находилась в депрессивном состоянии и в северной части моря не образовывала значительных скоплений.

На северо-западном шельфе промысловые запасы мидий сократились с 2-3 млн.т в 1960-х гг. до 0,4 млн.т в конце 1990-х гг. (Серобаба, 1999), а величина общего допустимого улова в последние годы не превышает 2 тыс.т.

Практически прекратило существование филлофорное поле Зернова, запасы на котором в 1950-60-х гг. оценивались в 9-10 млн.т.

Резко изменилась структура и качество рыбных уловов. Доля ценных видов в добыче в настоящее время ничтожна (калкан – 10 т, глосса – 1,4 т, осетровые – около 1 т), до 90% уловов составляет шпрот. Основная часть его запаса сосредоточена в СЗЧМ, здесь же находится основной район промысла, где добывается 75% общего улова по бассейну (Зуев, 2001).

В Придунайском районе СЗЧМ основной причиной деградации ихтиоценозов и изменения структуры промысловых уловов явились антропогенная эвтрофикация и загрязнение морских вод, вызванные стоком реки Дунай. Негативное влияние эвтрофикации, выразившееся в образовании обширных зон гипоксии на северо-западном шельфе, было усилено в результате ведения различных видов хозяйственной деятельности – дноуглубления, дампинга грунтов, геологоразведочных работ, донного тралового лова и др.

На изменение характеристик уловов влияли и другие факторы. Значительное увеличение интенсивности промысла в 1970-е – 1980-е гг. (в т.ч. применение мощных океанских траулеров для вылова шпрота), сменилось резким уменьшением промысловой нагрузки на рыбные запасы в начале 1990-х гг. вследствие экономического кризиса в Украине. С середины 1990-х гг. промнагрузка на рыбные ресурсы региона снова начала возрастать.

Уже в конце 1960-х гг. – начале 1970-х гг. в СЗЧМ произошло исчезновение наиболее ценных промысловых объектов – крупных пелагических хищников – скумбрии, пеламиды, луфаря, крупной ставриды, наиболее требовательных к качеству морской среды. В это же время в добыче перестала отмечаться барабуля. Значительно, в десятки раз, сократился вылов калкана, глоссы, черноморских кефалей (в последние годы их место отчасти занял пиленгас), осетровых, бычков, а в 1990-х гг. также и хамсы. В настоящее время основу уловов здесь составляют относительно малоценные мелкие пелагические виды: шпрот (86,5 %), хамса (8,5 %), атерина (2,8 %). Доля шпрота в уловах возросла с 16,4 % в 1950-х гг. до 86,5 % в 1990-х гг., тогда как доля практически всех остальных видов заметно снизилась.

Объем общего вылова рыбы в Придунайском районе после значительного роста в 1980-х гг. и последующего резкого снижения в начале 1990-х гг. вырос к концу 1990-х гг. до 10 тыс. т/год и практически достиг уровня 1950-х гг. – 13 тыс. т/год (Аверкиев, 1960). Однако характер промысла существенно изменился: сейчас он базируется на траловом лове шпрота, тогда как в 1950-е – 1960-е гг. лов рыбы велся в основном сетями и кошельковыми и ставными неводами.

В целом, состояние рыбного промысла в регионе за последние десятилетия характеризуется:

- некоторым снижением объемов общего вылова при увеличении технической вооруженности промысла;

- исчезновением или значительным сокращением доли в уловах наиболее ценных видов рыб;

- преобладанием в уловах относительно малоценных видов;

- ухудшением качественного состава и снижением удельной стоимости уловов.

Наиболее плотные скопления шпрота и основные районы промысла этого вида в СЗЧМ сосредоточены: в западной части - от устья Днестровского лимана до Варны, и в восточной – от Тендры до Каламитского (Гусар, Гетманцев, 1985). По данным исследований последних 20 лет, южнее и юго-восточнее о.Змеиный выделяется одно из основных региональных пятен плотности, которое является местом массового размножения шпрота в холодный период года, с концентрацией икры и личинок, на порядок превышающей фоновые значения. В летний период здесь же располагается одно из главных нагульных скоплений шпрота в Черном море и основной промысловый район (Зуев, Болтачев, 2001). Таким образом, район о. Змеиный круглый год имеет важное значение для жизни шпрота – основного промыслового объекта украинских рыбаков в Черном море.

Особое природное значение имеет прибрежная зона острова с каменистым и скальным дном. Она простирается до глубин порядка 30 м и имеет ширину около 500 м. Площадь ее очень мала – около 150 га. Эта зона резко контрастирует с окружающим равнинным шельфом с илистыми грунтами. Здесь сформированы специфические литофильные бентосные сообщества, отличающиеся богатым видовым разнообразием, высокой биомассой и продуктивностью. По предварительным неполным данным, здесь зарегистрировано 18 видов рыб, большинство из которых составляют литофилы (Зайцев и др., 1999). Живущие здесь литофильные виды отличаются более крупными размерами по сравнению с обитающими в других районах СЗЧМ, что позволяет говорить о проявлении феномена «островного гигантизма» (Зайцев, 1998).

Для ведения промысла рыбы эта акватория в силу своей малой величины существенного интереса не представляет. К тому же ведение промысла здесь традиционными орудиями лова либо затруднено, либо невозможно. Значительно больший интерес для промыслового использования представляют запасы двустворчатых и брюхоногих моллюсков – мидии и рапаны - в прибрежной зоне острова. Размеры моллюсков здесь также заметно превосходят величину особей тех же видов из других районов моря. Створки мидий достигают длины 105 мм, а высота домиков рапаны – 110 мм (Зайцев и др., 1999). Численность рапаны достигает 10 экз/м2.

Средняя численность организмов макрозообентоса в прибрежной зоне острова составляет 35 тыс.экз./м2 на глубинах 0 – 5 м и 5 тыс.экз./м2 на глубинах 10-20 м, биомасса 11,422 кг/м2 и 4,637 кг/м2 соответственно. Для сравнения, в прилегающих районах шельфа эти показатели составляют всего 1,9 тыс.экз./м2 и 0,18 кг/м2. Наиболее массовый вид моллюсков – мидия, являющаяся видом эдификатором. На глубинах 0 – 5 м она составляет 31,5% численности и 95,6% биомассы, на горизонте 10-20 м – 57,5 и 98,6% соответственно (Синегуб, 2001).

По ориентировочным оценкам, общие запасы мидий в прибрежной зоне острова могут составить 10 – 20 тыс. т. Важной задачей является определение запасов мидий промыслового размера, возможности и объемов их промыслового изъятия в прибрежной зоне острова.

При этом необходимо учитывать, что в условиях регулярных заморов бентоса в СЗЧМ мидийные поселения в прибрежной зоне о. Змеиный являются активным поставщиком личинок в пелагиаль прилежащих акваторий (Синегуб, 2001).

Согласно Положения об общезоологическом заказнике «Остров Змеиный», созданном на части территории и прибрежных вод острова в 1998 г. (площадью 232 га), ведение промыслового рыболовства и добыча живых водных объектов здесь запрещены. Перспективным путем освоения ресурсов промысловых беспозвоночных прибрежной зоны острова является создание здесь марикультурного хозяйства по искусственному выращиванию мидий. Разработку биологического обоснования создания на о. Змеиный подобного хозяйства по заданию Укррыбхоза Минагрополитики Украины в 2003 г. осуществляет ЮгНИРО (г.Керчь) и ОдЦ ЮгНИРО.

Следует отметить, что промышленное освоение водных живых ресурсов прибрежной зоны острова на акваториях, не вошедших в состав заказника, должно быть максимально ограничено и может осуществляться только после разработки соответствующих биологических обоснований и утверждения квот изъятия конкретно для отдельных участков.

Учитывая природную уникальность о. Змеиный, при его хозяйственном освоении приоритет должен отдаваться сохранению биоты прибрежных вод острова как резервного генофонда, за счет которого происходит восстановление деградировавших участков шельфа СЗЧМ.

Литература

1. Аверкиев Ф.В. Сборник статистических сведений об уловах рыбы и нерыбных объектов в Азово-Черноморском бассейне за 1927-1959 гг.// Тр. АзНИИРХ. – 1960. – Т.1, в.2.- 94 с.

2. Гусар А.Г., Гетманцев В.А. Черноморский шпрот. – М.: Изд-во ИЭМЭЖ АН СССР, 1985. – 229 с.

3. Зайцев Ю.П. Самое синее в мире. – Изд-во ООН, Нью-Йорк, 1998. – 142 с.

4. Зайцев Ю.П., Александров Б.Г., Волков С.О. и др. Биология прибрежных вод острова Змеиный // Доповіді НАН України, № 8, 1999. – С.111-114.

5. Зуев Г.В. О структуре промыслового запаса шпрота (Sprattus sprattus phalericus, Risso) и условиях его формирования в северо-западной части Черного моря // В сб.: Естественно-биологические и экологические проблемы Восточного Крыма. – Керчь, 2001. – С. 61-66.

6. Зуев Г.В., Болтачев А.Р. О внутривидовой структуре черноморского шпрота (Sprattus sprattus phalericus) // В сб.: Естественно-биологические и экологические проблемы Восточного Крыма. – Керчь, 2001. – С. 67-72.

7. Моисеев П.А. Биологические ресурсы Мирового океана. – М.: Агропромиздат,1989.-368 с.

8. Расс Т. С. Рыбные ресурсы Черного моря и их изменения// Океанология. – 1992. – Т. 32, 2. – С. 293-302.

9. Серобаба И. И. Современное состояние и использование промысловых ресурсов Азово-Черноморского бассейна// Экологические проблемы Черного моря. – Одесса: ОЦНТИ, 1999. – С. 268-273.

10.Синегуб И.А. Макрозообентос прибрежных вод острова Змеиный (Черное море) // В сб.: Экологическая безопасность прибрежной и шельфовой зон и комплексное использование ресурсов шельфа /НАН Украины, МГИ, ОФ ИнБЮМ. – Севастополь, 2001. – С. 301-315.

11.Чащин А.К. Основные результаты исследований пелагических ресурсов Азово-Черноморского бассейна// Тр. ЮГНИРО. – Керчь, 1997. – С. 60-67.

Нет пока ответов

Комментарии закрыты.